Дифференциальная диагностика желтухи

Желтуха – желтушное окрашивание кожи и слизистых оболочек, сопровождающее повышение уровня общего билирубина (гипербилирубинемия). Билирубин – жёлчный пигмент, образующийся главным образом в результате распада гемоглобина крови. В крови билирубин связывается с белками и транспортируется в печень, где соединяется с глюкуроновой кислотой (связанный/прямой билирубин) и входит в состав желчи. Далее он поступает в кишечник, где участвует в расщеплении жиров. Частично билирубин трансформируется в уробилиноген и выводится почками, придавая желтую окраску моче. Другая часть превращается в стеркобилин и выводится с калом, придавая ему темную окраску.

Также источниками билирубина, помимо эритроцитов, являются миоглобин, цитохромы и гемосодержащие ферменты. В норме концентрация билирубина в крови от 3,4 до 17,1 мкмоль/л. При концентрации билирубина более 27-34 мкмоль/л появляется желтуха.

Желтухи бывают гемолитические, паренхиматозные и обтурационные.

Гемолитические желтухи

Гемолитические, или надпеченочные, желтухи связаны с массивным гемолизом эритроцитов – нарушением их целостности. В этом случае в кровь поступает большое количество билирубина, и организм не успевает его утилизировать.

Причины:

  • Гемолитические анемии острые и хронические.
  • В12-дефицитная анемия.
  • Талассемия.
  • Обширные гематомы.
  • Желтуха, вызванная действием лекарственных средств, усиливающих распад эритроцитов (например, ацетилсалициловая кислота, тетрациклин и др.).
  • «Физиологическая желтуха» у новорожденных и т.д.

Паренхиматозные желтухи

Причиной паренхиматозных (печеночных) желтух становятся заболевания печени. Поврежденные или разрушенные клетки печени не способны в полном объеме связывать билирубин с глюкуроновой кислотой, тем самым нейтрализуя его токсические свойства, и он поступает в кровь в большом количестве. В крови повышается уровень билирубина как связанного, так и не связанного (прямого и непрямого)

  • Острые и хронические диффузные заболевания печени
  • Первичный и метастатический рак печени
  • Вторичные дистрофические поражения печени при различных заболеваниях внутренних органов и правожелудочковой сердечной недостаточности
  • Холестатический гепатит
  • Первичный билиарный цирроз печени
  • Токсическое повреждение печени: четырёххлористым водородом, хлороформом, трихлорэтиленом, фторотаном, алкоголем
  • Лекарственные отравления: парацетамолом, изониазидом, рифампицином
  • Токсическое повреждение печени при отравлении мухомором (альфа-аманитин)

Обтурационные желтухи

Обтурационные (подпеченочные, механические, застойные, холестатические) желтухи. Повышение общего билирубина в крови происходит за счёт обеих его фракций. Эти желтухи, как понятно из названия, связаны с нарушением оттока желчи по выводящим путям из печени. Чаще всего это происходит из-за барьера в желчевыводящих путях, например камня, или сдавления протоков снаружи, например опухолями или гельминтами.

  • Внепечёночное сдавление желчных протоков
  • Желчнокаменная болезнь
  • Новообразования печени
  • Новообразования поджелудочной железы
  • Билиарный цирроз печени
  • Гельминтозы

Наряду с этими формами желтух выделяют врожденные и приобретенные функциональные (конституциональные) гипербилирубинемии:

  • Синдром Жильбера (идиопатическая неконъюгированная гипербилирубинемия – повышение непрямого билирубина в крови)
  • Постгепатитная гипербилирубинемия Калька
  • «Физиологическая» желтуха новорожденных
  • Синдром Криглера-Найяра
  • Желтуха при микседеме (гипотиреозе)
  • Желтуха у детей, родившихся от матерей, больных сахарным диабетом
  • Синдром Дубина-Джонсона
  • Синдром Ротора

«Физиологическая желтуха» новорожденных

Физиологическая» желтуха встречается примерно у 60% новорождённых.

Причина повышения билирубина в крови у новорожденных – ускоренный гемолиз (распад) эритроцитов вследствие функциональной «незрелости» печени в первые дни жизни. Физиологическая желтуха — состояние преходящее, появляется, как правило, на третьи сутки, постепенно усиливается к пятым, и медленно исчезает к 2-3 неделям жизни ребенка.

Повышенный билирубин у новорожденных и «физиологическая» желтуха в большинстве случаев безопасны, лечения не требуют и последствий для ребенка не оставляют.

Лабораторная диагностика желтух

Для желтух характерны изменения показателей биохимического анализ крови.

В норме концентрация билирубина в крови от 3,4 до 17,1 мкмоль/л. При концентрации билирубина более 27-34 мкмоль/л появляется желтуха.

Различают три формы желтухи:

  • Легкая. Концентрация билирубина в крови до 86 мкмоль/л
  • Среднетяжелая. Концентрация билирубина в крови 87-159 мкмоль/л
  • Тяжелая. Концентрация билирубина в крови свыше 160 мкмоль/л

В лаборатории CMD при единовременном выполнении билирубина общего и билирубина прямого рассчитывается билирубин непрямой, расчет производится бесплатно.

Концентрация холестерина в крови при паренхиматозных желтухах может как снижаться, так и повышаться, при обтурационных – повышается. Аланин-аминотрансфераза, аспартат-аминотрансфераза, гамма-глутаминтрансфераза и щелочная фосфатаза повышаются при паренхиматозных и обтурационных желтухах.

При гемолитических желтухах изменения можно обнаружить в общем анализе крови. Уровень эритроцитов, гемоглобина снижается, а количество ретикулоцитов повышается.

Валишин Дамир Асхатович – доктор медицинских наук, профессор, кафедра инфекционных болезней с курсом ИДПО ФГБОУ ВО БГМУ Минздрава России.

Мамон Андрей Петрович – кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней с курсом ИДПО ФГБОУ ВО БГМУ Минздрава России.

Арсланова Лира Валерьевна – кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней с курсом ИДПО ФГБОУ ВО БГМУ Минздрава России.

Список литературы

1. Казанцев АП, Казанцев ВА. Дифференциальная диагностика инфекционных болезней: руководство для врачей. М:МИА;2013. 478 с. [Kazantsev AP, Kazantsev VA. Differential diagnosis of infectious diseases: manual. M;2013. 478 p. (in Russ.)].]

2. Лобзин ЮВ, Финогеев ЮП, Винакмен ЮА, Захаренко СМ, Усков АИ. Маски инфекционных болезней. СПб;2003. 145 с. [Lobzin YuV, Finogeev YuP, Vinakmen YuA, Zakharenko SM, Uskov AI. “Masks” of infectious diseases. SPb;2003. 145 p. (in Russ.)].

3. Ющук НД, Венгеров ЮЯ. Лекции по инфекционным болезням: в 2 т. М: ГЭОТАР-Медиа;2016. [Yushchuk ND, Vengerova YuYa, Lectures on infectious diseases: in 2 vol. Moscow: GEOTARMedia;2016 (in Russ.)].

4. Самсон АА. Дифференциальная диагностика желтух. Медицина неотложных состояний. 2013;(5):10-19. [Samson AA. Differential diagnosis of jaundice. Emergency medicine. 2013;(5):10-19 (in Russ.)].

5. Чернобровкина ТЯ, Никифоров ВВ, Янковская ЯД, Бурова СВ, Кардонова ЕВ, Сафонова ОА. Некоторые аспекты дифференциальной диагностики заболеваний с желтушным синдромом в практике инфекциониста. Архивъ внутренней медицины. 2017;7(1):15-22. [Chernobrovkina TYa, Nikiforov VV, Yankovskaya YaD, Burova SV, Kardonova EV, Saphonova OA. Diagnostic signification of icteric in infectious diseases. Archive of internal medicine. 2017;7(1):15-22 (in Russ.)].

6. Галимова СФ. Лекарственные поражения печени. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2012;22(3):38-48. [Galimova SF. Drug-induced liver injuries. (Part 1). Russian Journal of Gastroenterology, Hepatology, Coloproctology. 2012;22(3):38-48 (in Russ.)].

7. Сорокман ТВ, Попелюк А-МВ, Макарова ЕВ. Синдром Жильбера: клиника, диагностика, дифференциальная диагностика и лечение (Часть 2). Здоровье ребенка. 2017;12(1):40-48. [Sorokman TV, Popeliuk OMV, Makarova OV. Gibert’s syndrome: clinical features, diagnostics, differential diagnosis and treatment (part 2). Child`s health. 2017;12(1):40-48 (in Russ.)].

8. Сухорук АА, Герасимова АА, Эсауленко ЕВ. Цирроз печени как исход хронического гепатита С. Журнал инфектологии. 2014;6(1)67-71. [Sukhoruk AA, Gerasimova OA, Esaulenko EV. Liver cirrhosis as a result of chronic hepatitis C. Jurnal infektologii=Journal Infectology. 2014;6(1)67-71 (in Russ.)].

9. Ганцев ШХ, Липатов ОН, Ганцев КШ, Леонтьева ОС, Турсумбетов ДС, Мазитов ИМ. Современное применение ультразвуковых технологий в хирургии и онкологии. Медицинский вестник Башкортостана. 2016;11(6):90-96. [Gantsev ShKh, Lipatov ON, Gantsev KSh, Leonteva OS, Tursumetov DS, Mazitov IM. Rationale for the use of ultrasound technology in surgery and oncology. Bashkortoctan Medical Journal. 2016;11(6):90-96 (in Russ.)].

10. Желудова ИИ, Слобожанин МИ. Роль ультразвукового исследования в диагностике механической желтухи. Здоровье, демография, экология финно-угорских народов. 2016;(1):76-77. [Zheludova II, Slobozhanin MI. Role of ultrasound in diagnosing obstructive jaundice. Health, Demography, Ecology of Finno-Ugric People. 2016;(1):76-77 (in Russ.)].

11. Ушаков АА, Овчинников ВИ, Бабушкин ДА. Современные аспекты этиологии, патогенеза, классификации острого панкреатита. Современные проблемы науки и образования. 2016;(2):16. [Ushakov AA, Ovchinnikov VI, Babushkin DA. Modern aspects of etiology, pathogenesis, classification of acute pancreatitis. Modern problems of science and education. 2016;(2):16 (in Russ.)].

12. Алексейцев АВ, Мейлах БЛ. Анализ эффективности инструментальных методов дифференциальной диагностики механической желтухи. Пермский медицинский журнал. 2016;33(3):36-42. [Alekseitsev AV, Meilakh BL. Efficiency of instrumental methods for differential diagnosis of mechanical jaundice. Permskiö meditösöinskiö zhurnal=Perm Medical Journal. 2016;33(3):36-42 (in Russ.)].

13. Alves JR, Amigo EC, de Souza DLB, de Oliveira PVV, de Maranhao IG. Fluctuating jaundice in the adenocarcinoma of the ampulla of vater: a classic sign or an exception? Arg Gastroenterol. 2015;52(2):147-51. DOI: 10.1590/S0004-28032015000200014.

14. Мустафин АХ, Галимов ИИ, Грицаенко АИ, Салимгареев ИЗ, Рахимов РР. Новые возможности лечения метастатических поражений печени. Медицинский вестник Башкортостана. 2012;7(6):53-56. [Mustafin AKh, Galimov II, Gritsaenko AI, Salimgareyev IZ, Rakhimov RR. New potentials of treating metastatic hepatic lesions. Bashkortoctan Medical Journal. 2012;7(6):53-56 (in Russ.)].

15. Котенко ОГ, Гриненко АВ, Попов АО, Коршак АА, Гусев АВ, Федоров ДА, и др. Результаты хирургического лечения первичного рака печени с инвазией в магистральные венозные сосуды. Клиническая и экспериментальная хирургия. Журнал имени академика Б.В. Петровского. 2013. 1(1);3039. [Kotenko OG, Grinenko AV, Popov AO, Korshak AA, Gusev AV, Fedorov DA, et al. Results of surgical treatment of primary liver cancer that invase into main venous vessels. Clinical and Experimental Surgery. Petrovsky journal. 2013. 1(1);30-39 (in Russ.)].

Для цитирования:

Валишин Д.А., Мурзабаева Р.Т., Мамон А.П., Арсланова Л.В. ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА ЖЕЛТУХ В КЛИНИКЕ ИНФЕКЦИОННЫХ БОЛЕЗНЕЙ. Креативная хирургия и онкология. 2017;7(3):54-59. https://doi.org/10.24060/2076-3093-2017-7-3-54-59

For citation:

Valishin D.A., Murzabaeva R.T., Mamon A.P., Arslanova L.V. DIFFERENTIAL DIAGNOSIS OF JAUNDICE IN THE CLINIC OF INFECTIOUS DISEASES. Creative surgery and oncology. 2017;7(3):54-59. (In Russ.) https://doi.org/10.24060/2076-3093-2017-7-3-54-59

alt=»Creative Commons License» width=»» />
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Ссылка на основную публикацию